Menu
Новый мост в Верхнеталовке

Новый мост в Верхнеталовке

Появился благодаря сотруд...

Новые задачи

Новые задачи

Состоялась конференция Ро...

Тыквенный банкет в библиотеке

Тыквенный банкет в библиотеке

В межпоселенческой центра...

В городе и районе праздновали День матери

В городе и районе праздновали День …

Миллерово В районном Дом...

В городе и районе праздновали День матери

В городе и районе праздновали День …

Миллерово В районном Дом...

Друзья далекой молодости

Друзья далекой молодости

Прочитала в «Нашем крае» ...

Ветеранский шашечный

Ветеранский шашечный

Узнав итоги финального эт...

Юбилей первого пробега

Юбилей первого пробега

Сорок лет назад наш земля...

«APIA» на ДОНУ

«APIA» на ДОНУ

ТАМАРА ГОРДИЕНКО (СЕВАСТО...

"Муха" 09.12.17

"Муха" 09.12.17

Присылайте сообщения по т...

Миллеровские районные новости 09.12.17

Миллеровские районные новости 09.12…

РОВЕСНИКУ ОБЛАСТИ Почетн...

Творческому Союзу быть

Творческому Союзу быть

В Москве состоялся ХМ съе...

Пред След
Реклама в газете Реклама для физических лиц в Миллерово
Реклама в Миллерово

Уважаемые читатели! С 1 июля 2016 года архив номеров газеты «Наш край» доступен только подписчикам PDF-версии.

Четыре бездны. Казачья сага

Четыре бездны. Казачья сага

Часть 2. СТАРЫЙ И НОВЫЙ МИР

(Начало в № 252-254 за 2016 год)

- Ползи ко мне! - приказал командир.

- Зачем? - насторожился Петро.

- Верёвку зубами разгрызу.

Петро, ёрзая из стороны в сторону, пододвинулся сидячим образом в середину амбара и, освободившись от верёвки, попытался развязать командира.

- Не надо! - остановил его Никифоров. - Уходи скорее. Дорога каждая секунда.

Петро без труда проделал в соломенной крыше амбара дыру и по-кошачьи бесшумно спрыгнул на землю перед самым носом пьяненького часового, звучный храп которого разлетался в ночной тиши далеко за пределы хуторской площади.

* * *

Красные нагрянули, когда хмельные бандиты ещё сладко почивали в казачьих куренях, крепко сжимая в объятиях запуганных, заморённых за ночь молоденьких казачек.

Алёшка участия в бою не принимал. Он закопался в стог сена, на котором спал, как только послышались первые выстрелы. А когда красные, разгромив бандитов, оставили лошадей на отдых возле стога и собрались на митинг на хуторском майдане, он вскочил на необычайно гривастого рыжего коня, лениво жевавшего рядом с ним душистое, разнотравное сенцо. И ему опять не повезло. Конь принадлежал завзятому лошаднику Хоменко, бывшему до революции известным конокрадом.

- Алёшка, слезь с коня! - взревел Хоменко, неожиданно появившийся рядом со стогом. - А то убью гада!

Но Алёшка уже пустился, с испуга, вскачь.

Хоменко долго бежал следом, пока совсем не обессилел.

- Ну, с-сука! Я тебя в куски изрублю! Воронам скормлю!.. - в истерике, задыхаясь от быстрого бега, затопал он ногами о пересохшую, растрескавшуюся клеточками степную землю.

В опасной, боевой суете все как-то позабыли про Никифорова. Первым опомнился Петро Некрасов.

- Командир, а как же раненый разведчик? - нерешительно спросил он Сильвестрова.

- Твою мать! - выругался весьма культурный в выражениях Сильвестров и бегом бросился к амбару.

Успокоился он только тогда, когда санитары унесли бессознательного Никифорова в одну из хат, приспособленных под временный лазарет, и похвалил Петра, всё время вертевшегося рядом.

- Молодец, спас лучшего разведчика. Правда, он так опростоволосился, что и не знаю, как теперь быть...

- Так откуда нам было знать, что эти придурки попрут на ночь глядя! - запальчиво возразил Петро, забыв субординацию.

- На то и разведчики, чтобы знать.

- Ну да... - согласился Петро, виновато опустив глаза.

- И приказы командиров надо в точности выполнять! - усилил голос Сильвестров. - Понятно?

- Понятно! - испуганно воскликнул Петро.

- Это хорошо, что понятно, - добродушно улыбнулся Сильвестров.

- Ординарцем ко мне пойдёшь?

- Да, какой из меня ординарец? - уклонился Петро от прямого ответа. - Тем более без коня.

- Кстати, а где он?

- Убили, случайно.

- Не принижай свои заслуги, в бою случайно не бывает. Ты в первых рядах скакал.

- Так я же это... - засмущался Петро. - Не воевал. Я только привёл вас.

- Разве это мало? Для разведчика это подвиг! Выбирай себе любого трофейного и не возражай.

- Любого? - с недоверием посмотрел на Сильвестрова Петро.

- Любого. И винтовку с шашкой заодно подбери. Согласен?

- Согласен. Куда же я теперь денусь. Дома меня прибьют, если вернусь без коня.

- Гривастого! Гривастого украл! - истерично завопил Хоменко, подбежав к Сильвестрову. - Проводник твой украл! Алёшка Цыпкин!

- Он живой? - обрадовался Сильвестров.

- Живой! Ещё какой живой! В степи скрылся, скотина безрогая! А этот!.. - накинулся он на Петра. - Ответит за него!

- Угомонись! - оттолкнул Хоменко Сильвестров. - Он-то причём? Да и Алёшка отыщется. Со страху ускакал пацан.

- Я сам его отыщу! Сам! - завопил Хоменко ещё громче. - Командиру отряда только доложу!

- Чего это он так разорался? - удивился Петро, глядя вслед убегающему Хоменко.

- Сам всю жизнь воровал, а тут его обокрали. Кощунство, с точки зрения конокрада, да и только.

- А конь-то хоть добрый?

- Что добрый, то добрый. Ураган, а не конь.

Поступок Алёшки взбесил Хоменко до невозможности. Он каким-то образом умудрился уговорить приверженного строгой дисциплине командира отряда отправить его в расположение разъезда прикрытия, оставшегося в хуторе Ольховый.

Юный и недальновидный Алёшка в тот же день, в вечерних сумерках, попался в засаду, устроенную рядом с его домом. Хоменко, бешено сверкая глазами, попытался прибить Алёшку на месте, но другие красноармейцы самосуд не допустили. Они вырвали пленника из рук обезумевшего от гнева конокрада и посадили его под замок в самый крепкий амбар, служивший временной хуторской кутузкой. Но Алёшка и на этот раз выкрутился.

В амбаре, помимо него, оказался офицер-белогвардеец.

- Эй, казачок, - окликнул Алёшку офицер, - ты из местных?

- Из местных.

- Как думаешь, успеем за ночь проломать крышу?

- Запросто. Я тут воробьят гонял, когда поменьше был.

- Тогда прыгай ко мне на плечи, - скомандовал офицер и упёрся руками и лбом в стенку амбара.

Алёшка и офицер-белогвардеец никогда ранее не встречались, но в леваде обнялись, как близкие друзья.

- Казачок, а может со мной пойдёшь? - предложил белогвардеец. - А то красные тебя начисто растерзают, если опять поймают.

- Не поймают. Я знаю такое местечко, где меня сроду никто не найдёт, окромя деда.

- Жаль, из тебя хороший получился бы вояка, - с сожалением вздохнул офицер и прыгнул в речку.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх страницы

Разделы

Реклама в Миллерово

Местные новости

Инструменты

О нас

Будьте в курсе

Яндекс.Метрика