Menu
Основой цифровой экономики Дона станет развитие телекоммуникационных технологий

Основой цифровой экономики Дона ста…

Цифровая экономика  основ...

Миллеровцев пригласили в гости военнослужащие истребительного полка,  базирующегося в поселке Долотинка

Миллеровцев пригласили в гости воен…

Накануне Дня Военно-возду...

Защита прав инвалидов

Защита прав инвалидов

Миллеровской межрайонной ...

Наказание ужесточилось

Наказание ужесточилось

Областным законом от 04.0...

Вниманию налогоплательщиков!

Вниманию налогоплательщиков!

Межрайонная инспекция ФНС...

Новости 15.08.2018

Новости 15.08.2018

ОПРЕДЕЛЕНО МЕСТО РАЗМЕЩЕН...

У Нептуна в Ивановке

У Нептуна в Ивановке

В Ивановском сельском дом...

Новых домов больше

Новых домов больше

Последние годы у нас  поя...

Есть трехмиллиардное яйцо!

Есть трехмиллиардное яйцо!

Как подсчитали экономисты...

Школы  готовы

Школы готовы

В ходе подготовки общеобр...

О порядке использования гражданами  средств регионального материнского капитала

О порядке использования гражданами …

В целях реализации Област...

Пред След

Уважаемые читатели! С 1 июля 2016 года архив номеров газеты «Наш край» доступен только подписчикам PDF-версии.

Реклама в газете Реклама для физических лиц в Миллерово
Реклама в Миллерово

Четыре бездны. Казачья сага

Четыре бездны. Казачья сага

Часть 2. СТАРЫЙ И НОВЫЙ МИР

И ничего тут не поделаешь. Классовая борьба.

- Да ну её в задницу, борьбу твою треклятую! Таких боевых казаков ни за что ни про что постреляли! Они же астрияков с германцами как капусту рубили! - поднял кулак над своей головой Константин. - А тут!.. - стукнул он по столу.

- Свои угробили!

- На войне всякое бывает. А то что они вовремя не распознали, на чьей стороне сила, сами виноваты.

- А дети в чём виноваты?

- Какие дети?

- Дети убиенных. Они же теперь страдают. За примером далеко ходить не надо. Косил я на прошлой неделе на лугу отаву и слышу... -задрожал голос Константина.

- Ну вот, как выпьет, так в слёзы, - усмехнулся Дмитрий.

- Потому, как настоящий казак! А казаки всегда оплакивают своих! - гордо ударил себя кулаком в грудь Константин и вопросительно посмотрел на Дмитрия: - А разве сам не такой?

- А какой же. Такой. Все мы казаки такие, - согласился Дмитрий.

- Воюем не щадя ни себя, ни других. А как подопьём, так и раскрываем душу. Оплакиваем всех.

- А я про чё гутарю, - удовлетворённо забубнил Константин. -Настоящий казак всегда должон всплакнуть, подвыпив...

- Погоди, - остановил его Дмитрий. - Ну а слыхал-то что?

- Как мальчонка чей-то на соседней делянке благим матом заревел. Глянул, а там Ванюшка Меркулёнок окровавленными руками траву шматует. А что прикажешь делать?.. Косы у него нету, а коровёнку зимой чем-то пробавлять надо - на коровёнку только надежда осталась. Дал я Ванюшке свою запасную косу, да что толку... Он же не косил никогда. Делать нечего, взял я парнишку подмышки и, науки ради, прошёлся вместе с ним по его делянке два круга. Башковитым оказался. На третий сам пошёл. И целый день чуть ли не наравне со мной скакал по лугу. К вечеру, правда, скопытился. Рвало бедолагу от перенатуги, как скаженного. Прямо наизнанку выворачиволо. Еле водой отмочил его в речке. Вот тебе и классовая борьба!

- Без отца плохо. Это точно, - смущённо кашлянул Дмитрий. - Но ничего, Арина - бабёнка славненькая. Статная. Найдёт ещё кормильца.

- Нашла, Митя. Нашла.

- И кого же?

- Ивана своего!

- Это как понимать?

- А вот так. Не вытерпела, на шею кинулась Ивану, когда в него аж до двух раз на её глазах стреляли. Неимоверно живучий был казачина!

- И что-о?..

- А ничё! Твоя народная власть третьим залпом обоих укокошила!

- Значит, Меркулята круглыми сиротами остались, - виновато отвёл глаза в сторону Дмитрий.

- Та же песня с детьми Афанасия Щебуняева. Марфа-то, сам знаешь, какая отчаянная была. С вилами кинулась защищать Афоню от красных... Одним словом, безотцовщина кругом от этой классовой борьбы. И ты, Митя, про неё больше не толкуй!

- Ладно. Что сделано, то сделано. Назад не повернёшь.

- В том-то и беда!

- Ты думай, о чём говоришь!

- Думай не думай, а коммунисты вовек не забудут, как наши атаманцы по Москве и Петрограду нагайками гоняли их с демонстраций. А теперича они на коне. И покамест казачество не угробят, не успокоятся. Ты потом не раз вспомнишь мои слова!

- Дурень, гляди при чужих людях таких глупостей не гутарь! А то власть враз управу найдёт, хоть ты и служил малость у Будённого.

- Я давно заметил. Ненадё-о-о-жный он!.. - угрожающе процедил Лукьян Цыпкин, сослуживец Дмитрия и Константина по Первой конной армии. - Да и сынок дезертировал из-под Балашова.

- Глупыш. Чего с него спросишь, - испуганно забормотал Константин - он понял, наконец, что не всё и не при всех можно говорить вслух.

- Спросим! Ещё как спросим, коль надо будет!

- Лукьян, погоди, - примиряюще сказал Константин. - Неужели ты запамятовал, как красные исказнили в Мешковской братишку твоего младшенького? Алёшку?

- Нет. А ты всё одно при мне таких речей не держи! Я же как-никак партейный!

- Митя-а... Мить. А яшачка-то твово красные кфисковали, - вовремя вмешался дед Примак и разрядил не на шутку накалившуюся обстановку.

- Ты, старый хрыч, не хныкал бы дюже, а Христом Богом благодарил их, - усмехнулся Степан Кондратьевич. - А то теперя, небось, в гробу валялся бы.

- Папаня!.. - укоризненно посмотрел на отца Дмитрий. - Зачем обижаешь ветхого старика?

- Энтот старик прохвост ишшо тот! Нехай расскажить, как яшака продавал.

За столом сразу все оживились. Загудели. Всем до крайности хотелось послушать потешного старичка. Но дед Примак не разделял их радостного возбуждения и рассказ начинать не спешил. Он ждал, когда его попросят ещё раз. И молодые казаки с подобострастием стали просить:

- Расскажи, дедуня! Расскажи! Мы будем смирно сидеть!

- А ну вас! Идолы!.. - отмахивался от них дед Примак, как от назойливых мух.

- Будя, Ляксей Ляксеич, ломаться. Расскажи, - попросил от имени старших казаков Степан Кондратьевич.

- Рассказывать-то дюже нечего, - продолжал важничать дед.

- Дедушка, родненький, да расскажи ты ради служивого, - ласково попросила Ольга, подобострастно прильнувшая к Дмитрию.

- Дедуня, и правда, расскажи ради меня, - присоединился к общей просьбе Дмитрий.

И тогда дед Примак с видимой неохотой, но с радостью в голосе начал:

- Как проводили мы тебя, Митюня, посля ранения на империалистическую войну, так я доразу и захворал. Ноги начисто отнялись. А Лизавета моя, вражина, наотрез отказалась соблюдать животину. Тут мне, значить, и подвернулся под горячую руку Бочаров. Сижу я на завалинке, грею ножки на солнышке, подремливаю в своё удовольствие...

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вверх страницы

Разделы

Реклама в Миллерово

Местные новости

Инструменты

О нас

Будьте в курсе

Яндекс.Метрика