Menu
Чтим свято память о погибших воинах

Чтим свято память о погибших воинах

 Общественная организация...

Памяти тренера Воробьева А. И.

Памяти тренера Воробьева А. И.

Ушёл из жизни заслуженный...

Узнали о главном  законе страны

Узнали о главном законе страны

Накануне Дня Конституции ...

Учатся готовить

Учатся готовить

В этом учебном году пятик...

КВН в "Рябинке"

КВН в "Рябинке"

В детском саду №10 «Рябин...

Руководители учреждений социальной сферы  отвечают на вопросы

Руководители учреждений социальной …

  Олег Михайлович ЗАИКИН...

Зачем человеку СНИЛС?

Зачем человеку СНИЛС?

Практически у каждого и...

Тематические вечера и концерт в Малотокмацком ИКЦ

Тематические вечера и концерт в Мал…

Малотокмацкий информацион...

Что изменится для садоводов в новом году

Что изменится для садоводов в новом…

С 1 января 2019 года всту...

«Что? Где? Когда?» в межпоселенческой библиотеке

«Что? Где? Когда?» в межпоселенческ…

В рамках Недели правового...

Веселые старты в районном ДК

Веселые старты в районном ДК

В фойе районного Дома кул...

Пред След

Контактный телефон редакции - 8(86385)3-03-87, e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  
С 1 июля 2016 года архив номеров газеты «Наш край» доступен только подписчикам PDF-версии.

Реклама в газете Реклама для физических лиц в Миллерово
Реклама в Миллерово

«аpia» на дону»

СЕРГЕЙ ХОРШЕВ-ОЛЬХОВСКИЙ 

Писатель, редактор, председатель правления Международного союза литераторов и журналистов. Публиковался в различных газетах, журналах, альманахах и сборниках в России, Англии, Германии, США, Канаде, Австралии, Латвии, Литве, Белоруси, Украине, Кипре, начиная с 1994 г. На основании этих публикаций в свет вышли четыре книги: «Четыре бездны», «Клетчатый пиджак», «Любовь и грех», «Запах родины». В настоящее время готовится к изданию пятая. Фольклорно-исторический роман «Четыре бездны – казачья сага» рекомендован директором Центра славянских языков и культур ВГУ Еленой Малеевой к изучению в литературных институтах России. Лауреат диплома и золотой медали им. Франца Кафки в номинации. "Проза-2011" присваиваемой Европейской унией искусств; литературных медалей им. О. А. Афанасьева (2015 г.), М. А. Шолохова (2016), Кирилла и Мефодия (2018) и многих других наград. Проживает в Лондоне с 2001 года. 

 

 

Вегетарианец

* * *

Настоящим другом человеку в трудную минуту может быть не только другой человек, но и существо «неразумное», с точки зрения самого человека. Распознав это однажды, Человек разумный готов пойти на большие жертвы ради существа «неразумного».

 * * * 

 Эту необычную историю о любви человека к животному я услышал в лондонском пабе* от эмигранта по имени Вячеслав. 

 Высокий, рыжеватый, Вячеслав был медлителен и скорее походил на британца, нежели на россиянина. Славик всем показался по меньшей мере странным. Мало того, что он не пил ничего крепче пива, не выносил табачного дыма, заменял все бранные слова одним-единственным словосочетанием «козья морда», он вдобавок был вегетарианцем. Для западных европейцев это, в принципе, обычное дело, но для восточных, любящих выпить крепенького, закусить жирненьким и между делом ввернуть смачное словечко, такие привычки казались подозрительными. Особенно всех раздражало, что он не ел никакого мяса. И за такое неуважительное отношение к богатой белками пище, дающей мужчине так ценимую женщинами силу, уверенность и даже некоторую дерзость, Славику пришлось держать ответ перед разгорячённой публикой. 

 – Дело было в казачьих краях – на Кубани, жена моя родом оттуда, – с неохотой начал Славик издалека. – Познакомились мы с ней ещё в перестроечные времена во Владивостоке. Оба в море ходили на одной и той же посудине – она радистом, а я судовым электриком. Всё вроде бы складывалось хорошо – душа в душу жили, так нет же!.. Официальной женой захотелось ей стать! Как не отговаривал я её от этого опрометчивого шага, она настояла на своём. Что из этого вышло, сами можете догадаться... По законам тех невыездных, социалистических времён нас тотчас развели по разным пароходам. И жизнь сразу потускнела – оно и неудивительно: что хорошего встречаться с собственной женой только во время отпуска! Бывали, конечно, случаи, когда наши пароходы разок-другой в год по стечению обстоятельств сходились вместе в каком-нибудь корейском или японском порту. Однако от таких коротких встреч становилось порой ещё тоскливее. Это и вынудило нас обоих, без памяти любивших море, задуматься о сходе на берег. Но, наверное, мы всё-таки не решились бы на этот жуткий шаг, не развались тогда в прах экономика страны. Деньги платить стали плохо, а потом и вовсе перестали. Так и оказались мы на Кубани. 

 Приняли меня там неоднозначно: простодушный тесть, имевший аж четырех дочерей, по-свойски, как родного сына, а властолюбивая тёща, привыкшая повелевать всей семьёй, настороженно. А со временем и вовсе возненавидела и всего лишь за то, что я тестя считал в доме главным. Досаждала, чем только могла, а «главный», видя такое дело, струсил и от греха стал сторониться меня. Под любым благовидным предлогом отказывался и от рыбалки, и от шахмат, и даже от воскресных походов в пивнушку. Самое обидное, что жена моя, будучи всегда и везде лидером, в присутствии тёщи тоже превращалась в послушную, бессловесную овечку. 

 Затосковал я и собрался уезжать на родину – на Смоленщину,  да случай один удержал. Соседская собака ни с того ни с сего в клочья разорвала нашу квочку, а заодно и цыплят передушила. Один лишь остался живой, и тот покалеченный – и крылышки были сломаны, и ножки. Тёща хотела добить его, чтобы не мучился, и в землю закопать. Но я отстоял пернатого и стал выхаживать. На ножки наложил шины из спичек. Крылья перевязал бинтами. С рук кормил и поил, пока он не пошёл на поправку. И так тот петушок привык ко мне, что ни на шаг не отходил, когда я был дома. Что-нибудь по-хозяйству делаю – он рядышком букашек в травке ловит. Стану с мотоциклом возиться – он опять тут же: то ключи рассматривает, то из протекторов шин засохшую грязь выклёвывает. А сяду газету читать – он на коленях у меня примостится либо на плечо залетит. Единственным другом, по-настоящему, был для меня Петя в то время. Мы даже на рыбалку ходили вместе!.. А с тёщей тем временем отношения всё ухудшались и ухудшались. И она, «козья морда», победила-таки – в борще сварила моего Петю!.. Да ещё меня вдобавок попотчевала! Когда я узнал, что съел любимого друга, чуть было ума не лишился! На этом терпение моё лопнуло – опять в море подался! С тех вот пор в память о близком друге не ем мяса вовсе! Я, вероятно, в бабушку жалостливый такой к животным, – на одном дыхании продолжил обычно уравновешенный, но в тот час взбудораженный Славик. – В её жизни в голодные послевоенные годы тоже был необычный случай. Корова по-старости перестала молоко давать. И пришлось бабушке вести Бурёнку на бойню ради шестерых оголодавших детишек. Но когда она привела её туда, Бурёнка вдруг прижалась к бабушке шеей, задрожала вся и стала плакать... Да-да! На её глазах выступали самые настоящие слёзы, – усилил голос Славик. – Не вынесла бабушка коровьих слёз, выхватила из рук резника налыгач и сама, рыдая, пустилась наперегонки с Бурёнкой восвояси!..

 – Зря ты всё так близко принимаешь к сердцу, май фрэнд.** На то он и кур, чтобы во щах плавать. Кажется, так в народе говорят... – возразил, Славику неразборчивым басом крупнолицый, разрумянившийся от обильного возлияния плечистый здоровяк, бывший родом из сибирских охотников и стал сосредоточенно обгладывать жареную куриную ножку.

 И без того взбудораженный неприятными воспоминаниями Славик в ту минуту просто взбесился, схватил со стола стакан с виски, принадлежавший сибиряку, и, вопреки своим убеждениям, вознамерился осушить его, но тут же одумался, бросил стакан на место, разбрызгивая содержимое, и со словами: «Друзей не предают!» – выскочил сломя голову на улицу.

----------------------------

*паб – пивной бар.

** мой друг

 

СЕРГЕЙ ВИКМАН (ГЕРМАНИЯ) 

Родился в 1951 г. в Москве. Образованиие высшее – радиоинженер. Жил и работал в г. Киеве, г. Грязи Липецкой обл., г. Винница – откуда и переехал в 1999 г. в Германию, в г. Ганновер.  Публиковался в России (Москва, Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону), а также в Германии, Англии, Эстонии, Латвии, США, на Кипре и Украине (Киев, Винница). Автор книги стихов «49» и соавтор книги прозы «Табаш», написанной совместно с Николаем Петровым. Член Международного союза литераторов и журналистов APIA. Редактор Интернет-журнала «Inter-focus.de».

***

В фарфоре тонком чай почти остыл 

Тепло однако в рукавах халата 

И кажется так скучен и постыл 

Снег превращаясь в первое стаккато 

Капели и темнеют на пруду 

Разводы полыней и стынут отраженья 

Забытых в небе на свою беду 

Чуть серых облаков застывших без движенья*

***

Несостоявшейся любви едва заметные намеки 

их тени сколько не лови и не пытайся втиснуть в строки 

несостоявшейся любви в которой так мы одиноки 

что как подружку не зови в ответ получишь лишь упреки

несостоявшейся любви и позабытые зароки 

как будто маки отцвели и сделались бледнее щеки 

у каждого из vis-à-vis давно уже прошли все сроки 

отпущенные счастью и любви и мы остались изучать уроки 

в надежде все-таки найти дороги к несостоявшейся любви 

***

Осень в доме уже заквашена в бочке капуста

время в коме и так безнадежно и пусто 

в этом городе возле болот и предгорий 

старых гор затаившихся вроде забытых мелодий 

из забытых мотетов и мертворожденных рапсодий 

в час когда протыкает Егорий смешного дракона 

и деревьев почти опустевшая к осени крона 

жизнь измеряет для нас до секунды и до микрона

***

Сыпет с неба все та же холодная морось 

тонут в ней фонари и луна

только рельсы предчувствуя скорость 

от трамваев сбегают с ума

мимо мчатся куда-то промокнув машины 

и деревьев сжимают тиски

запах ранней зимы и сырой канюшины 

или клевера запах пришедший с тоски

***

Мы друг друга к несчастью не любим теперь 

и поэтому всякое в жизни еще может статься 

у кого из нас больше случилось по жизни потерь 

посчитать даже вовсе не стоит сегодня стараться 

открывая под вечер бутылку сухого вина 

мы не рвем на груди от отчаянья будто рубаху

ведь наверное все это вовсе не наша вина 

да и нам головой не придется ложиться на плаху

***

Стало солнечно в здешнем краю и весною 

снова пахнет намокший асфальт и земля

счастье только все мимо бредет стороною 

и карманах ни евро опять ни рубля

и весна наступает не двадцать вторая 

и приходы ее все обидней считать 

и все меньше надежды воротами рая 

из тоскливой реальности этой сбежать 

***

Конечно если юбка выдается покороче

Раскраска боевая толстым слоем на лице

Нога в капроне колокольней Санта Кроче

Заставит позабыть о духе сыне и отце

Вливаясь в это вечное движенье

Бедром раскачивая маятник Фуко

За это все не стоит ждать от Господа прощенья

Но с этим жить как раз так просто и легко 

***

Колонны мрамора у портика и мраморные плиты 

пространство улицы меж домами покрывают 

в остерии у цирка пьют с утра привычно местные пииты 

туники их тела от взглядов шлюх почти что не скрывают 

отпущенники и сбежавшие рабы и загулявший гладиатор 

поэзию с трудом в такую рань воспринимают даже спьяну 

легко однако местный графоман или смешной аматор 

находят оправданье каждому в своих стихах изъяну

------------------------------

*  Таков стиль автора (без знаков препинания).

 

 

 

 

 

 

 

***

Занесенные окна у сельской убогой корчмы 

лунный свет кое-как сквозь себя пропускают 

в новый год из селений соседних хмельные умы 

здесь горилка и пиво на Рождество собирают 

дым светлицей лениво под крышу плывет 

и лампада мерцает в углу возле темной иконы 

время мимо для Речи еще Посполитой течет

и никто не набросит на эту эпоху попоны 

 

***

Стихов откроем книжку Рильке

и красного вина возьмем бутылку 

и побежит тепло по каждой жилке 

и так легко покажется затылку 

конечно же не в этом смысл у жизни 

но что-то есть в стихах и алкоголе 

коктейлем этим только время вспрысни 

счастливый мир окажется на воле 

 

 

***

Месяц едва отражаясь на окнах и крыше 

словно кусочек рокфора висит 

что в феврале этом будет даровано свыше 

ветер в верхушках деревьев едва огласит 

падает дождь за окном и стекают минуты 

в строчках слова перемешаны в хлам

мысли с путями как пьяные обэриуты 

стали сегодня подобные всем Буридана ослам

 

***

В кофе уютно и легко забыться можно 

заботы можно хоть на время отложить 

но шоколад дымится в чашке так тревожно 

что зиму трудно будет снова пережить 

стихи кропать привычно можно на салфетке 

и на кофейной гуще можно снова погадать 

какая нынче роль достанется субретке 

и что от этой жизни можно ожидать

 

***

Вино стихи и женщин ароматы

нам ощущенье жизни создают 

хоть скифы мы конечно и сарматы 

и в доме не находим ожидаемый приют 

нам ближе жизнь конечно кочевая 

и трудно сохранить на привязи себя

на лаврах завоеванных совсем не почивая 

подругу каждую так искренне любя

 

***

 

***

Кокетка пальчиками чуть приподнимает 

подол у юбки и зазывно так глядит 

что каждый из мужчин охотно понимает 

куда же путь его сегодняшний лежит 

тем более и грудь из платья выступает 

и жжет глагольной рифмою сердца 

нетрезвое уже сознание охотно понимает 

что жизнь пока не исчерпалась до конца 

 

***

Чем в комнате пустой сидеть бы лучше

в остерии задымленной в почти пустом порту 

чтоб море за окном к утру звучало глуше 

и фитилек едва чадил и след вина стоял во рту 

чтоб было для кого стихи читать с усмешкой 

и девки были все-таки не слишком уже плохи

чтоб чувствовать себя проигранною пешкой 

забытой на доске у жизни возле Господа руки 

 

***

Срывая поцелуй у неприступной дамы

и руку положив случайно на ее бедро 

мы для комедии наверно или драмы 

начало создаем не слишком уж хитро 

и может юбка поползти от круглого колена

а можно иногда по морде схлопотать 

и это вовсе не себе с подругою измена 

а нам дарованная с неба благодать

 

***

И только после многих лет прожитых понимаешь Гёте 

его подруг веселых юных и его стихи и поздние грехи 

скользит луна над крышами под вечер будто на излёте 

и тени от нее в платанах и каштанах так изменчиво-легки 

ему казался мир во времена его изысканной игрушкой 

хотя политика была довольно грязною и скучною игрой 

дрова к костру на площадь принесенные старушкой 

привычным символом для времени казались той порой 

 

***

Вот под кувшин фалернского с гетерой

всегда найдешь о чем к утру поговорить 

вино легко у Вакха сочетается с пантерой 

он дверь экстазу в этот мир умеет отворить 

она же так гибка изящна и чуть-чуть спесива 

как женщина публичная бывает по весне

привычно слушает стихи и все еще красива 

и снова кажется почти счастливою во сне

 

***

Вы себя тогда совсем не помните и меня 

много лет тому в саду весной целовались 

Арлекина колокольчики печальные звеня 

на моей тогда кудрявой голове красовались 

губы ваши отдавали сливою и новизной

руки ваши были так настойчивы но робки

это было в юности такою позднею весной 

а сейчас лишь фотография на дне коробки

 

***

Ветер с моря лихо треплет кипарисы 

к холодам дозреет местный виноград

туника взлетает у застенчивой Ларисы

кто же этому всему с утра не будет рад 

чайка в небе реет словно маленькая туча 

мелкий дождик мимо пиний в атриум несет 

хоть не скажешь будто жизнь сегодня невезуча 

только ждет за все и нас конечно же расчет 

 

***

Как хороши бывают все же девушки весной

а так же женщины и бабы и подруги 

как Пруст заметил в книжице одной 

под сенью яблони в цвету мы снова слуги 

весной мы снова слуги ветреных волос и глаз 

летящих юбок и заманчивых улыбок 

хотя любое время года проведенное без вас 

покажется ужаснейшей из жизненных ошибок 

 

***

Вот тонкая рука скользнула из-под платья 

и так почти уверено упала на плечо 

все эти в танце незаметные объятья 

после вина и болтовни так ощущаешь горячо 

все прошлые намеки стали так понятны 

что голова не ощущает кроме ритма ничего 

ведь в танце заблуждения понятны и приятны 

и хочется в ее глаза уйти из мира своего

------------------------------

* Таков стиль автора (без знаков препинания).

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вверх страницы

Важное

Реклама в Миллерово

Инструменты

О нас

Будьте в курсе

Яндекс.Метрика


Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/nashkrai/public_html/libraries/joomla/filter/input.php on line 660

Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/nashkrai/public_html/libraries/joomla/filter/input.php on line 663